Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

БРАТЬЯ ПО ОРУЖИЮ

Посмотрел первую серию. Очень годный сериал. От одного только актёрского состава сносит башню. Кино где в относительно эпизодических ролях встречаются Саймон Пэгг, Том Харди, Колин Хэнкс, Декстер Флетчер, Стивен Грэм, Марк Уоррен, Доминик Купер (Проповедник) и Эндрю блять Ли Поттс (Идеал. Ну помните? Я сижу в большой железной штуке?..) сложно вообразить. В общем, куда ни плюнь, знакомая и приятная рожа.

anypics.ru-7709

Мои рекомендации.

ЛЕВОЕ ПОЛУЖОПИЕ СНАЙПЕРА ЖОРЫ (рассказ)

Бытует распространённое мнение о том, что армия делает из мальчика мужчину. Давайте будем откровенны. Всё это — большой пиздёж, потому что мужчину из мальчика не делает ни армия, ни женщина, ни рождение детей, ни возраст, ни чёрт лысый. Всё что могут сделать вышеперечисленные обстоятельства, так это из мальчика — грустного, или того хуже — сурового и неприятного мальчика. И то не факт. Все же хоть раз да видели весёлого дедка, прогуливающегося по улицам, пристающим к молодым девкам и угощающих их кедровыми орешками со словами: «Всю жизнь ем! Мне восемьдесят! До сих пор стоит!..» Так что «мужчина» — это некое мифическое существо, на которое должны быть похожи мальчики, а придумали его бабы, чтобы ими манипулировать. Да-да. И не спорьте.

Отслужив положенные в те времена три года на флоте Жора вернулся из армии закалённым мальчиком. «Ну вот! Мужиком стал!», — сказал Жоре отец и на радостях подарил ему пневматическую винтовку ИЖ-38. Счастью не было предела, ибо такой игрушке в те времена обрадовался бы и взрослый дядька, чего уж говорить о только что дембельнувшемся пацане.

Винтовка была тщательно пристреляна и для голубей и ворон во дворе Жоры настали чёрные времена. Охота регулярно велась прямо с балкона пятого этажа, когда родителей не было дома. Теоретически знал об этом развлечении только соседский кореш Макс, к тому времени уже женатый, отслуживший и даже слегка сидевший, но очень хороший человек и редкая падла.

И вот выполз как-то Макс погодим летним днём на лавочку покурить, да понаблюдать за охотой. А голуби, как назло, на тот момент куда-то делись. Может смертушку свою стали чувствовать, как балконная дверь жорина открывается. Сидит Жора, скучает. А тут из подъезда деваха соседская выходит с мамашей своей. И мимо Макса шкандыбает. Кровь с молоком. Сиськи — во! Фигура — вах! И упругие полужопия так призывно и заманчиво под мини-юбкой перекатываются…

И Макс, искуситель сучий, машет Жоре, вот цель, и жестами мол, слабо попасть, и на ягодицы распрекрасные пальцем тычет. А Жоре не слабо. Цель интересная. Опять же расстояние приличное для пневматики добавляет охотничьего азарта. Взял жопу в прицел, сделал поправку на ветер и попал. Аккурат в левую, самую симпатичную булку. «Сам не ожидал, что попаду», — утверждает до сих пор Жора.

Что началось дальше описанию подлежит с трудом. Жора, конечно, быстро слинял с балкона в дом, но не помогло. Вычислили откуда вёлся огонь на поражение, соседи сдали, не один Макс видать знал о жорином хобби. Мамаша вызвала ментов. А формулировка вызова какая была? Правильно. С балкона стреляли по людям. А из чего стреляли маман как-то не уточнила, поэтому сразу подключили спецназ. Снайпера по крышам и маски шоу с выносом дверей по полной программе. И спускают Жору такого грустного в наручниках по лестнице, а тут как раз родители навстречу. Вернулись…

Пизды Жора отхватил тогда от бати как в детстве. Так что долго сидеть не мог ни на левом полужопии, ни на правом. Благо всё закончилось условным сроком в один год, который долго аукался Жоре при получении разрешения на охотничье ружьё уже в зрелом для мальчика возрасте. Теперь Жора стреляет только по жопам уток и зайцев, абсолютно безопасен для жоп человеческих и давно переехал в другой дом. Но мимо бывшего жориного балкона бабы до сих пор ходят с опаской…

© Петроff

#палкасоднимконцом

ПЛОХИЕ САНТЫ (рассказ)

Корабельная жизнь для простого матроса не отличается особым разнообразием. А уж если корабль военный, то втройне. Закон: «Чем бы солдат не занимался, лишь бы заебался» тоже действует в море с тройной силой и звучит так: «Матроса надо заебать, иначе он сам тебя заебёт».

Объяснение сему простое — на суше солдат может съебаться в самоволку и стравить пар. Матросу с корабля в море деться некуда, что чревато нервными срывами, суицидами и такой жестокостью вне уставных отношений, что и не снились сухопутным «дедам» и «духам».

Именно поэтому матросы драят палубу и шлифуют все доступные металлические части корабля «шоб блестело». Чтобы во время, отведенное для короткого сна мыслей о всякой хуйне типа повеситься или выебать товарища по команде, не возникало. И кажущаяся бессмысленной и дебильной ежедневная муштра по хозяйственной части на самом деле имеет под собой весомые основания.

Чтобы делать корабль чистым, а мир лучше и светлее — верхняя палуба корабля моется каждый день. Если вы представляете себе бегающих по кораблю веселых «папайев» с ведрами и швабрами, то ошибаетесь. Моется палуба из брандспойта забортной водой, закачиваемой с помощью помпы. Удержать брандспойт уже не простая задача, исполняемая как минимум парно. Поскольку напор такой, что вырвавшийся из рук агрегат может не только подарить пяток лишних нарядов, но и запросто покалечить или вовсе лишить удовольствия к существованию.

Поскольку палуба железная, чтобы она не ржавела, после мытья она тщательно надраивается машинным маслом. Ручками и ветошью. И так каждый день. Кроме этого «развлечения» существует ежедневная уборка внутренних помещений и генеральная уборка, происходящая раз в неделю, когда корабль буквально промывается сверху донизу пеной из хозяйственного мыла. Которая в свою очередь добывается из самого мыла вручную.

Новоиспеченному матросу Жоре, можно сказать, повезло. Пришедши на флот уже со специальностью, он был назначен корабельным электриком и практически всю службу провёл, бегая по кораблю и меняя постоянно выгорающие лампочки и пробки. Хотя везение бывает разным. Его товарищ по призыву в начале службы обмолвился что он мастер холодильных установок, очевидно рассчитывая попасть на камбуз. И был тут же отправлен в трюмные. После этого его ни разу не видели полностью чистым, даже после бани, а въевшиеся за три года в юный организм мазут и солярка наверняка ещё долгое время отпугивали девушек и прочую живность после дембеля, пока не отшелушились с возрастом вместе с тысячным обновлением кожного покрова.

Однако в этом мире, даже в самые пасмурные времена есть место прекрасному. И даже ежедневная муштра не могла убить в юных сердцах жажду к маленьким радостям. И для того, чтобы не сойти с ума от скуки и не отупеть от монотонности службы придумывались самые разные кунштюки. Вы даже представить себе не можете, что могут придумать матросы, раздобывшие пару банок гуаши…

Гуашь была разноцветная, а банки большими. Красного и синего цвета, чтобы рисовать на стенгазете и боевых листках российский флаг и море. Когда боевые листки рисовать надоело, кому-то пришла идея поймать и покрасить таракана… Усатые чёрные твари, несмотря на многочисленные уборки и периодическую травлю, водились на корабле в изобилии и подозреваю что с аппетитом питались тем же хозяйственным мылом. И младший корабельный состав тут же принялся ловить тараканов и красить их в красный и синий цвета, а через неделю разделился на две команды и стал изничтожать на счёт «чужих» тараканов и защищать «своих».

Тараканьи войны продолжались с месяц, в ход пошли все средства для победы, вплоть до мошенничества, когда пойманный бесхозный таракан сразу красился во вражеский цвет, после чего казнился на месте и предъявлялся судье. Но фишку эту быстро просекли и банки с гуашью отдали под контроль нейтральному и авторитетному лицу, и усилили контроль над пополнением тараканьих войск. Потом правда развлекуха приелась, а может просто гуашь кончилась...

Скрашивали тяжесть и невзгоды матросской доли любые мелочи. Как-то раз корабль встал в одном из северных портов нашей необъятной страны пополнить запасы провианта. Ну и заодно чтобы матросы смогли размять ноги на твёрдой земле, а офицерский состав сходить в увольнительную на предмет расслабления нервов и изучения женской части местной фауны. Тут, как говориться, и близость берега душу греет, и съебаться в самоволку можно попытаться. (Что Жора и сделал, но эта другая история.)

Провиант подвезли только через пару дней, причем достаточно поздно. Грузить на борт соответственно выгнали матросню первогодков. А так получилось, что их мало. А мешков с мукой — много. А если учитывать скользкий трап, пронизывающий зимний ветер, «ласковое» камчатское небо и ледяное крошево, летящее из него прямо за шиворот, то и вовсе — дохуя.

А рядом с кораблём ещё днём пришвартовалось торговое судно. Что по своей природе — нонсенс, ибо для гражданских судов существует отдельный пирс и ставить рядом военные корабли и гражданские суда не принято. То ли на другом причале не было места, то ли корабль ждал особый груз, то ли поломались, история умалчивает.

На палубу торговца тут же высыпали гражданские матросики, покурить и понаблюдать за происходящим. У них развлечений, конечно, побольше, но зачем отказываться от лишнего? И вместо сочувствия к служивым, таскающим под снегом в белых от муки робах тяжелые мешки кто-то из гражданских крикнул: «Эй! Санта Клаусы!». После чего с борта раздался дружный ржач.

И так, говорит Жора, стало обидно за «клаусов», за долю военного матроса, за несправедливость несусветную и за то, что служить ещё два с половиной года и конца, и края этому не видно. И не только ему обидно стало, а всем «сантам». Поэтому после погрузки все Санта Клаусы не стали посещать гальюн, а дружно помочились на стоящее рядом судно шутников, которое значительно уступало высотой борта. А узнав про наглость гражданских к этому развлечению присоединилась вся матросская братия и даже кое-кто из младшего офицерского состава, постепенно покрывая соседний борт и часть палубы коркой желтого льда. А простояли они в порту бок о бок месяц…

До выхода фильма «Плохой Санта» оставалось ещё двенадцать лет.

© Петроff

P.S. Для служивых ВМФ, которые обязательно постараются меня и героя моего рассказа поймать на пиздеже, поясняю. Военный корабль — не значит боевой. И я нигде не упоминал что корабль боевой. В данном случае все события происходили на ПМ (Плавмастерская). Если чьи-то фантазии рисуют крейсеры и линкоры с борта которых легко поссать, это не моя проблема.

ЗАПИСКИ СОННОГО ПУТЕШЕСТВЕННИКА

Для начала сегодня побывал на орбите в качестве космонавта, а потом где-то в Иудее захерачил насмерть мечом сборщика податей и двоих, сопровождающих его римских солдат. Причем, что интересно, совершенно нехарактерным для тех мест и времени мечом. Одноручным, но раза в три длиннее гладиуса. Меч этот, измазанный в свежей кровище, припёр с дуру местному мэру, или как они там назывались, в знак того, что мол подати больше платить не надо. Так мне местные пейзане чуть пизды не дали за этот перфоманс. Под предлогом что римляне обидятся, пришлют больше солдат и всех в городе на кукан натянут. Еле от них ноги унёс.

Но этого показалось мало, потому что далее я отправился бороться с нечистью в средневековую Европу времён правления папы Иннокентия VIII. Когда этот хрен приказал кошек истреблять за то, что они, дескать исчадия ада и слуги диавола. И реально остатки ночи боролся с нечистью. Оказалось, что кошки, когда дорогу переходят, они не несчастье приносят, а перекрывают пути в плохие параллельные миры. А тут кошек в городе почти истребили, а те, что остались на работу не горят желанием ходить. Ну и полезла всякая хрень изо всех щелей, игра «Diablo» отдыхает. Ну тут я уже её не мечом, а магией с ней разбирался, но всё равно устал как стадо слонов. Короче, проснулся не отдохнувшим.

#приветотдядюшкиморфея

НЕБЕСНЫЙ ЧОРТ (полная отредактированная версия) ЧАСТЬ I

Поскольку в жж очень сложно читать задом наперед, собирая по главам выкладываю полный отредактированный вариант. Пусть валяется. Может кто захочет прочесть. С бумажным вариантом пока не срастается. Сорри за много букв.

НЕБОЛЬШОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

Так получилось, что невольным крестным отцом «Небесного Чорта» стал прекрасный поэт и мой старый питерский друг Костя Бочаров. Костя решил попробовать себя в прозе и прислал мне несколько рассказов, которые, положа руку на сердце, мне не глянулись. Не потому, что плохо написаны, а потому что мне показалось что Костя не любит своих героев, от чего они кажутся выдуманными.

Размышляя перед сном как лучше донести до друга свою дурацкую критику, я решил попытаться создать и полюбить своего собственного персонажа. Причём сделать это буквально «взмахом кисти». Несколькими штрихами. Так родилась и ожила любительница вестернов Люська, а вслед за ней история посёлка и остальные персонажи, которые уже через пару часов размышлений совершенно отбились от рук и стали творить что им хочется. Абсолютно наплевав на своего демиурга.

Так история, придуманная за одну ночь, превратилась в абсолютно правдивый мир с героями, который и которых я искренне полюбил. И в реальности которого нисколечки не сомневаюсь...



80099476_2440261412894533_1954694982833012736_o

Collapse )

ЧЕЛОВЕК-МЕДОЕД

Доставило. Аффтар тот же что и про Чаки и Зулулэнд писала.

Хочу рассказать про мужика-медоеда. Этот отморозок вызывает во мне искреннее восхищение.
Жил-был Адриан Картон ди Виарт. Родился он в 1880 году в Бельгии, в аристократической семье. Чуть ли не с самого рождения он проявил хуевый характер: был вспыльчивым до бешенства, несдержанным, и все споры предпочитал разрешать, уебав противника без предупреждения.

Когда Адриану исполнилось 17 лет, аристократический папа спихнул его в Оксфорд, и вздохнул с облегчением. Но в университете блистательный отпрыск не успевал по всем предметам. Кроме спорта. Там он был первым. Ну и еще бухать умел.
— Хуйня какая-то эти ваши науки, — решил Адриан. — Вам не сделать из меня офисного хомячка.

Когда ему стукнуло 19, на его радость началась англо-бурская война. Ди Виарт понятия не имел, кто с кем воюет, и ему было похуй. Он нашел ближайший рекрутерский пункт — это оказался пункт британской армии. Отправился туда, прибавил себе 6 лет, назвался другим именем, и умотал в Африку.

— Ишь ты, как заебись! — обрадовался он, оказавшись впервые в настоящем бою. — Пули свищут, народ мрет — красота ж!

Но тут Адриан был ранен в пах и живот, и его отправили на лечение в Англию. Аристократический папа, счастливый, что сынок наконец нашелся, заявил:
— Ну все, повыёбывался, и хватит. Возвращайся в Оксфорд.
— Да хуй-то там! — захохотал ди Виарт. — Я ж только начал развлекаться!

Папа убедить его не смог, и похлопотал, чтобы отморозка взяли хотя бы в офицерский корпус. Чтоб фамилию не позорил. Адриан в составе корпуса отправился в Индию, где радостно охотился на кабанов. А в 1904 году снова вернулся в Южную Африку, адъютантом командующего.
Тут уж он развернулся с неебической силой. Рвался во всякий бой, хуячил противника так, что аж свои боялись, и говорили:
— Держитесь подальше от этого распиздяя, он когда в азарте, кого угодно уебет, и не вспомнит.

Хотели ему вручить медаль, но тут выяснилось, что он 7 лет уж воюет за Англию, а сам гражданин Бельгии.
— Как же так получилось? — спросили Адриана.
— Да не похуй ли, за кого воевать? — рассудительно ответил тот.
Но все же ему дали британское подданство и звание капитана.

В 1908 году ди Виарт вдруг лихо выебнулся, женившись на аристократке, у которой родословная была круче, чем у любого породистого спаниеля. Звали ее Фредерика Мария Каролина Генриетта Роза Сабина Франциска Фуггер фон Бабенхаузен.
— Ну, теперь-то уж он остепенится, — радовался аристократический папа.
У пары родились две дочери, но Адриан заскучал, и собрался на войну.
— Куда ты, Андрюша? — плакала жена, утирая слезы родословной.

— Я старый, блядь, солдат, и не знаю слов любви, — сурово отвечал ди Виарт. — Быть женатым мне не понравилось. Все твои имена пока в койке выговоришь, хуй падает. А на самом деле ты какой-то просто Бабенхаузен. Я разочарован. Ухожу.

И отвалил на Первую Мировую. Начал он в Сомали, помощником командующего Верблюжьим Корпусом. Во время осады крепости дервишей, ему пулей выбило глаз и оторвало часть уха.
— Врете, суки, не убьете, — орал ди Виарт, и продолжал штурмовать укрепления, хуяча на верблюде. Под его командованием вражеская крепость была взята. Только тогда ди Виарт соизволил обратиться в госпиталь.

Его наградили орденом, и вернули в Британию. Подлечившись, ди Виарт попросился на западный фронт.
— Вы ж калека, у вас глаза нет, — сказали в комиссии.
— Все остальное, блядь, есть, — оскалился Адриан. — Отправляйте.
Он для красоты вставил себе стеклянный глаз. И его отправили. Сразу после комиссии ди Виарт выкинул глаз, натянул черную повязку, и сказал:
— Буду как Нельсон. Ну или как Кутузов. Похуй, пляшем.

— Ну все, пиздец, — сказали немцы, узнав об этом. — Можно сразу сдаваться.
И были правы. Ди Виарт херачил их только так. Командовал он пехотной бригадой. Когда убивали командиров других подразделений, принимал командование на себя. И никогда не отступал. Под Соммой его ранили в голову и в плечо, под Пашендалем в бедро. Подлечившись, он отправлялся снова воевать. В бою на Ипре ему размололо левую руку в мясо.

— Давай, отрезай ее к ёбаной матери, — сказал Адриан полевому хирургу. — И я пошел, там еще врагов хуева туча недобитых.
— Но я не справлюсь, — блеял хирург. — Чтобы сохранить руку, вам надо ехать в Лондон.
— Лондон-хуёндон, — разозлился ди Виарт. — Смотри, как надо!
И оторвал себе два пальца, которые висели на коже.
— Давай дальше режь, и я пошел!
Но вернуться в Англию пришлось, потому что у него началась гангрена, и руку ампутировали.

— Рука — не голова, — сказал ди Виарт, и научился завязывать шнурки зубами.
Потом явился к командованию, и потребовал отправить его на фронт.
— К сожалению, война уже закончилась, — сообщили в командовании.
Наградили кучей орденов, дали генеральский чин и отправили в Польшу, членом Британской военной миссии. Чтоб не отсвечивал в Англии, потому что всех заебал требованиями войны.

Вскоре миссию эту он возглавил. В 1919 году он летел на самолете на переговоры. Самолет наебнулся, все погибли, генерал выбрался из-под обломков, и его взяли в плен литовцы.
Но вскоре его вернули англичанам с извинениями, говоря:
— Заберите, ради бога, мы его темперамента не выдерживаем. Заебал он всех уже.
Англичане понимающе усмехнулись, и снова отправили ди Виарта в Польшу.

А в 1920 году началась Советско-польская война, и Варшавская битва. Все послы и члены миссий старались вернуться домой.
— Да щас, блядь, никуда я не поеду, — заржал ди Виарт. — Тут только веселуха начинается.
И отправился на фронт. Но на поезд напали красные.
— Это кто вообще? — уточнил генерал, который в политике не разбирался.
— Это красные, — пояснили ему.
— Красные, черные, какая хуй разница, — махнул единственной рукой ди Виарт. — Стреляйте!
Организовал оборону поезда, сам отстреливался, наебнулся из вагона, залез обратно, как ни в чем не бывало. В итоге красные отступили.

После окончания войны ди Виарт вообще стал польским национальным героем, его страшно полюбили, и подарили поместье в Западной Беларуси. Там был остров, замок, охуенные гектары какие-то. Генерал там и остался, и все думали, что он ушел на покой.
Но началась Вторая Мировая. Де Виарт снова возглавил Британскую военную миссию в Польше.
— Отведите войска дальше от границы и организуйте оборону на Висле, — говорил генерал польским военным.
Но те только гонорово надувались, и говорили:
— Вы кто такой вообще? У вас вон ни руки, ни уха, ни глаза, блядь.
— А у вас, мудаки, мозга нет, — плюнул ди Виарт.

И стал эвакуировать британцев из миссии. Попал под атаку Люфтваффе, но умудрился сам выжить, и вывести колонну, переведя через румынскую границу. Потом выяснилось, что он был прав. Но тут уж ничего не попишешь.

Добравшись до Англии, ди Виарт потребовал, чтоб его отправили на фронт.
— Вам 60 лет, и половины частей тела нету, — сказали ему. — Уймитесь уже.
— Отправляйте, суки, иначе тут воевать начну!
В командовании задумались: куда бы запихнуть бравого ветерана. И отправили на оборону Тронхейма, в Норвегии. Там союзников немцы разбили, потому что союзники забыли лыжи.
— Пиздец какой-то, — огорчился ди Виарт, — Никогда не видел такой тупой, ебанутой военной компании.

В Лондоне слегка охуели, что он уцелел, и отправили на военные переговоры в Югославию. По дороге самолет опять пизданулся, де Виарт опять выжил. Но попал на итальянскую территорию.
— Бля, чот ничего нового, — вздохнул он, и его взяли в плен итальянцы.
Генерала поместили в оборудованный под тюрьму замок, как высокопоставленного пленного.
— Думаете, я буду тут сидеть и пиццу жрать, когда все воюют? — возмутился ди Виарт. — Хуй вы угадали, макаронники.

Голыми руками устроил подкоп, рыл 7 месяцев. А вернее, одной голой рукой. Одной, блядь! Чувствуете медоеда? В итоге свалил, пробыл на свободе 8 дней, но его снова поймали.
В 1943 году итальянцы говорят ему:
— Мы воевать заебались, жопой чуем, не победим.
И отправили на переговоры о капитуляции, в Лиссабон.

Потом ди Виарт вернулся в Англию, командование поняло, что от него не отъебаться, и он будет служить еще лет сто или двести. Его произвели в генерал-лейтенанты, и отправили в Китай, личным представителем Черчилля.
В Китае случилась гражданская война, и ди Виарт очень хотел в ней поучаствовать, чтоб кого-нибудь замочить. Но Англия ему запретила. Тогда ди Виарт познакомился с Мао Дзе Дуном, и говорит:
— А давайте Японию отпиздим? Чо они такие суки?
— Нет, лучше давайте вступайте в Китайскую армию, такие люди нам нужны.
— Ну на хуй, у вас тут скучно, — заявил ди Виарт. — Вы какие-то слишком мирные.

И в 1947 году наконец вышел в отставку. Супруга с труднопроизносимым именем померла. А в 1951 году ди Виарт женился на бабе, которая была на 23 года младше.
— Вы ж старик уже, да еще и отполовиненный, как же вы с молодой женой справитесь? — охуевали знакомые.
— А чего с ней справляться? — браво отвечал ди Виарт. — Хуй мне не оторвало.

«Честно говоря, я наслаждался войной, — писал он в своих мемуарах. — Конечно, были плохие моменты, но хороших куда больше, не говоря уже о приятном волнении».

Умер он в 1966 году, в возрасте 86 лет. Человек-медоед, не иначе.

© Диана Удовиченко

Получай, деревня, трактор


Посмеяло от души... :)

Наверное, все помнят тот бородатый анекдот про фирменную финскую бензопилу и грубых сибирских мужиков. Пиле подложили сначала тоненькую тарную дощечку. «Дзынь» - весело сказала пила. «У-у-у, бля!» - сказали мужики. По ходу пьесы массив пиломатериалов все увеличивался: через доски и чурбаки к толстенным бревнам. Пила говорила свое «Дзынь» с каждым разом все протяжнее и напряженнее, а мужики свое «У-у-у, бля» - все также уважительно. Наконец, под занавес этой феерии пиле подложили рельс (по другой версии - бригадира). «Х-р-р» - сказала пила. «А-а-ага, бля!!!» сказали суровые сибирские мужики...

Ах, да!

Товарищи из братского управления материально-технического снабжения уверяют, что победить нас все же нельзя. Потому что мы уже все, включая самих себя, победили сами. В качестве доказательства приводят историю борьбы русского разума с западным железом.


Collapse )

http://www.bigler.ru/showstory.php?story_id=8028

цитаты /личный башорг/

Рассказал друг верстак Леха Ротовский

Axel (17:01:43 20/01/2011)
в КП (Комсомольская Правда) аффтары постоянно забывали подписывать статьи. А т.к. у каждого по 5-7 псевдонимов, я не знал какое имя ставить. Оставлял вопросы. Потом как-то был не в духе и подписал Орёл Борисов, Солдат Васильев и ещё кого-то... (в оригинале Борис Орлов, Василий Солдатов...). Оно так и вышло. Генеральный пиздил редактора. Тот орал на корректуру. А я был такой скромный и пушистый.